Памяти Анатолия Наливайко
(встречи судомоделистов)


Соревнования судомоделистов 1970 года . Из архива Владимира Зайковского

26 июля 1970 года стал последним школьным вечером для Автора - вечером выпускника 10 Б класса запорожской школы №54. Школа осталась в прошлом, но детство не отпускало и продолжилось в судомодельных соревнованиях 1970 года.

Команда судомоделистов соревнований лета 1970 года.

Зайковский Владимир
Карпов Владимир
Мартыненко Владимир
Кравец Леонид
Мурыч Сергей

Сергей ... (радиокружок)
Желтов Сергей
Борисенко Александр
Сергей Дмитренко
Владимир Дмитренко

Весь период выпускных экзаменов я делил между школьными делами и работой в судомодельной лаборатории клуба. После выпускного весь отдался подготовке к соревнованиям...

В жизни каждого молодого человека вход во взрослую жизнь очень непростой период. Время перемен, время выбора пути. Но у Автора никаких великих планов не было. События втягивали в свою орбиту, не оставляя время для рефлексий.

В то время как другие нацеливались на институтские экзамены, озабочены выбором подходящего учебного заведения, Автор был погружен в работу в клубе. С девяти утра в лаборатории, покидая ее поздно вечером.

Модель над которой работал - большой ракетный корабль проекта 57-бис "Гневный", собираемый в масштабе 1:75.

Окна судомодельной лаборатории выходили на довольно оживленную улицу Лизы Чайкиной. В девять вечера улица обыкновенно наполнялась гуляющей толпой. Разговоры, музыка с улицы - экзотическое обрамление тогдашних наших вечеров. Жарко. Распахнутые настеж окна. Визг токарного станка, дым от паяльников, запах краски.

Лерка Грядун притащил из дому убитый переносной магнитофон "Мрия". Из динамиков - попса на английском языце.

Не только судомоделисты "горели на работе" - моделисты авиакружка, у которых как раз шли соревнования, по вечерам восстанавливали разбитые модели. В один из вечеров Сергей Цуриков с сотоварищами притащили торт и бутылку вина - отмечали свою очередную победу.

Глубоко ночью Володька Карпов, работавший в соседнем помещении над радиоаппаратурой для управляемой модели, нырял в открытое окно на промысел. Возвращался груженный вишнями, яблоками, однажды приволок розы.

Однажды Карпов вытащил нас к Днепру. На пляж известный как Пиратская бухта. Там он воткнул в песок тростинки с надетыми на них ракетными запалами. Посреди ночи в небо с визгом уходили феерверочные ракеты. Потом убегали, страхуясь от возможного милицейского патруля.

Днем носили в бассейн у дворца культуры Огнеупорного завода модель буксира - проверяли радиоуправление в реальных условиях. Надо сказать, что на соревнованиях модель так и не пошла.

Последняя ночь перед соревнованиями была особенно сложной. У меня развалился соединительный узел между двигателем и винтами. Пришлось всю ночь точить-перетачивать на токарном станке соединительную чашу из бронзы. Все смешалось - жаркая ночь, руки в масле, музыка из разбитых динамиков магнитофона, мельтешение лиц, слов.

Утро четвертого июля - первый день городских судомодельных соревнований.

Утро начиналось с тяжелой, после бессоной ночи, головы. Дома принята ванна и к полудню назад в Клуб. Одет по парадному варианту. А это значить быть одетым в матросскую форменную одежду. Я оделся в белый "офицерский" китель без погон. Он был предназначен для нашего руководителя - Анатолия Наливайко. Но он отказался и носить его досталось капитану команды, то есть Автору.

Фото команды в десять человек сделан на месте соревнований - у залива, невдалеке от судовых шлюзов Днепрогеса внизу по течению.

В полдень приехал заводской автобус. Мы загрузили модели, палатки, инструмент. Взяли авимоделистов, которые ехали к зданию Обл. СЮТ. Там они выгрузились и вместо них подсела мелитопольская команда. 
Маргарита Кристофоровна сказала потом, что я изменился в лице, когда увидел их модели - крейсер Варяг (новый), сухогруз Саванна. Краска на моделях была положена как на хорошем автомобиле. Нам никогда не удавались такие лаковые, ровно уложенные слои...

В соревнованиях участвовало пять команд. Наша была разделена на две части - собственно команду и "личников", выступавших вне командных раскладов. Все очки которые зарабатывают модели единоличников не включались в командный зачет. Это правило сыграло с нашей командой печальную роль, задвинув общекомандные результаты далеко от лидерских позиций.

Соревнования длились два дня. В первый день разворачивали инфраструктуру. Устанавливали причал-плотик для запуска моделей, выставляли буйки - обозначившие контрольные точки рабочего пространства на воде. 
Потом прошла стендовая оценка моделей - определялась полнота и качество деталировки самоходных моделей-копий.

В соревновании с нашей стороны мы выставили две модели военных кораблей, модель сухогруза, радиоуправляемый торпедный катер, две подводные лодки, скоростная модель, яхту, катамаран.

В первый день, после торжественного открытия состоялись запуски подводных лодок. Нашей моделью атомохода занимался Владимир Мартыненко. Он не смог ее закончить до соревнований. Не успел сбалансировать модель. Обычно это делается экспериментальным путем. Грузовой балансир должен быть такого веса, чтобы она могла нырять при ходе вперед, и всплывать, когда лодка остановиться.

Она не нырнула, получив 0 баллов за ход. Вторая наша подлодка (копия "Северянки") заняла второе место. Но так как подлодка проходила как модель "личника", то ее заработанные очки в общекомандную копилку не зачислили.

Мне пришлось пережить неприятные минуты со своей моделью ракетного корабля. Обычно для електродвигателя использовали наборы плоских батареек КБС. На этих соревнованиях впервые были использованы наборы аккумуляторов. По тем временам это было круто. Мощность электропитания резко возросла. То есть увелилась скорость вращения винтов

И вот во время рабочей прокрутки винтов, вылетела соединительная муфта между движком и винтами. Сыграло свою роль горячка последней ночи, некачественное исполнение соединения. Начал было впадать в панику - не с чем выходить на морской старт.

Но руководитель лаборатории Анатолий Наливайко не разделял моего апокалиптического настроения. Предложил подумать над тем, что жизнь на этом не кончается и из любых положений можно выкрутиться. Мне удалось включить мозги и решить проблему. Удлинил муфту при помощи накрученной проволоки и чаша муфты перестала вылетать при больших оборотах. Эта "заплатка" выдержала все запуски.

Модель "Гневного" ходила быстро. Но все время отклонялась влево. Как всегда модель не удавалось ставить на воду ранее чем на соревнованиях и ньюансы ее поведения оставались неизвестыми. В итоге корректировать ньюансы ее хода приходилось по ходу соревнований. В итоге четыре запуска, которые могли принести 40 балов если-бы модель прошла в центральные ворота. Но модель поочередно прошла во вторые, третьи, четвертые, пятые...

В итоге 14 балов. Единственная радость - у соперников результат был еще ниже. 
Места распределились следующим образом: на первом мой "Гневный", на втором - модель ракетного корабля "Образцовый" (сделан мною год назад), на третьем мелитопольский "Варяг".

Модель "Образцового" на старте

Модель с бешенной скоростью вырывается на дистанцию и приседая на корму мчится, оставляя за собой пенистый след. Красиво, но судьи ставят Ноль за ходовые качества - слишком быстро, не в масштабе. Трудности были с перехватом модели, прошедшей дистанцию. Обычно за линией буйков дежурила шлюпка. Она направлялась к месту предпологаемого прохождения и вылавливала модель. На каждой из них на палубе крепился обычный тумблер, которым выключается питание. Модели военных кораблей обычно длиномеры. Их ни в коем случае нельзя поднимать из воды, хватая за нос или корму. Может утонуть - подымая за корму, уходит под воду нос.

На модели "Гневного" помяли леера, останавливая ее после прохождения дистанции. Модель из воды не вытаскивали. Выключали питание и, ведя за нос, подводили к берегу, где уже я с кем-то вытаскивал ее из воды. Модель была тяжелой - мало того, что вся "из железа", так для придания необходимой остойчивости внутрь корпуса был вложен балласт в виде камней.

В этот же день прошли запуски моделей гражданских судов. Наша модель сухогруза (Александр Борисенко) с установленными аккумуляторами (вместо батарей) увеличила скорость, что позволила проходить дистанцию более качественно. Один раз прошла в центральные ворота. Претензии вновь были к чрезмерной скорости. Но по совокупности модель оставила позади ближайшего соперника - мелитопольскую "Саванну".

Закончили в этот день около пяти вечера. Наша команда отправилась на ужин, в столовую. Вместо денег нам выдали на команду талоны - бумажки с печатью и нарисованной цифрой стоимости, в которую оценивался конкретный талон. На талоны мы покупали ужин в столовой, которая располагалась недалеко от плотины на центральном проспекте. Талонов было больше чем пришедших спортсменов, поэтому себе мы ни в чем не отказывали.

После ужина вернулись назад к месту соревнования, где у нас была развернута с утра палатка. В ней мы ночевали. Ночь была прохладной - близость Днепра несло сырость. Укладывались, искали удобные для сна места. Долго не могли заснуть - разговаривали о разном. Через много лет Мартыненко вспоминал о неких увлекательных рассказах, которые выдавал Автор. Среди ночи прибыл из клуба Карпов - где он ремонтировал аппаратуру. Поспать не удалось. Сырая холодная земля не позволила нормально выспаться. Где-то после четырех я вылез из палатки и направился к плотине Днепрогеса. Яркие огни плотины, высокое в звездах, небо. Около пяти утра выкатило из-за горизонта солнце. Начался новый день.

Во второй день состоялись запуски радиоуправляемых моделей, парусных катамаранов и яхт. Руководитель нашей команды Наливайко выставил "Метеор" и старый проверенный прогулочный катер "Днепр". "Метеор" был неудачным выбором - модель маленькая, валкая из-за особенностей конструкции. С моделью катера выступал Бадугин.

Карпову не удалось выступить со своей моделью. Слабый источник питания, малый радиус действия передатчика, неудачно собранная рулевая машинка - все это не позволило запустить модель на дистанцию. В зачет команды вошла только стендовая оценка модели.

Были еще запуски яхт, катамаранов, скоростных моделей. Потом традиционное награждение и закрытие соревнований. Нам не удалось уехать специально присланным автобусом. Шофер не знал где нас найти и мы разминулись. Пришлось все модели, палатки, подставки, инструменты тащить к трамвайной остановке. Хорошо хоть существовал в те времена маршрут трамвая №4. Он начинал от порта у плотины и через час трамвай проходил мимо нашего клуба на Чайкиной.

Мою модель мы с Карповым отнесли в студию брата Анатолия Наливайко. Она должна была участвовать в республиканских соревнованиях. И готовиться к соревнованиям я должен был в Морском клубе.

Имена участников, не упомянутих в тексте:
- Лазаревна - руководитель одной из судомодельных лабораторий города

Послесловие

Оглядываясь на все эти события, вижу мальчишек отдающихся увлечению по самое не могу. У них не было ни страха перед будушим, ни терзаний о своем предназначении. Государство, построившее такую систему реализации амбиций в подрастающем поколении, поступало достаточно мудро. В конце-концов стиль жизни, мышления, способа творческой реализации привитый деятельностью Клуба, повлиял на всю дальнейшую жизнь Автора.

Время Автора как моделиста - редкий случай, когда человеку предлагается по полной возможность реализовать идею быть значимым, быть деятельным, двигаться в чем-то вперед и вверх. И получать за свою деятельность призы, подарки, признание. Если страстно хочешь, если способен - ты сможешь реализовать себя...
Наверное увлечение судомоделизмом не тот уровень самореализации и его трудно продолжить во взрослой жизни. Все же моделизм - слишком локальная и узкая тема.

Но главное - вся клубная деятельность закладывает в мальчишке способность работать, учиться, побеждать. И с этим мальчишки родителей, чью жизнь переехала большая война, вошли в жизнь.

Владимир Зайковский
(записи 1972 - 2016)

© 2017 Судомоделизм