Последние события


Записки моделиста

Необходимое предисловие

Летом 2013 года прекращает свою деятельность Клуб Юных Техников завода Запорожсталь. Весь штат передается-переводится в некий "дворец" в центре, помещение "зачищается" и перепрофилируется.

Такая вот грустная история.
Можно говорить об этом, как о "естественном" развитии событий в государстве, в котором сдаются все обязательства перед будущими поколениями.
Можно еще говорить и о том, что "новому времени требуются новые песни".
Мол - в век информационных технологий никому не нужны инженерно-технические профессии умирающих заводов.

А Клубы Юных Техников именно под эту потребность государства были заточены...

Но это все не о том. Речь идет о не сделанном государстве, в руководстве которого находятся люди и структуры, которым не нужны как будущее, так и люди которые будут жить после них. Им бы день простоять, да ночь продержаться...

Клуб - это все таки инвестиция в будущее. Прежняя власть понимала это.
Вообще-то удивительно, что накопленный советским государством потенциал был столь громадным, что позволил продержаться этому проекту - достаточно затратному - еще двадцать лет.

Большинство моих друзей по Клубу успешно реализовали себя на заводах Запорожья. В немалой степени этому способствовало детское увлечение техническим творчеством.

А меня стиль движения по жизни, заданный идеологией клуба, помог утвердиться в достаточно непростом наборе профессиональных навыков (фотограф - оператор - режиссер - веб-дизайнер - контент-редактор) и достичь определенной гармонии между материальным и творческим началом внутри своего Я. Позволил уцелеть в нашем быстро меняющемся мире и не сойти с ума от новых соблазнов и огорчительных потерь в "прекрасном новом мире".

Дневник МОДЕЛИСТА

Из дневника 13.09.69
"... Судя по предыдущему дневнику, моделизмом я занимаюсь уже четвертый год…"

За три год до этого. (1966 год)

Некоторым мальчишкам в тот год случилось 13 лет.

Станция Юных Техников находиться на главной улице нашего поселка. На улице Чайкиной. Еще ее называли Бродвеем. По вечерам по ней фланировало местное пижонистое хулиганье.

Поселок Павло - Кичкас – это часть города Запорожья, отделенный от остального города кольцом заводов. С другой стороны поселок ограничен Днепром и заливом, километром на пять уходившем влево от течения Днепра.

Когда-то здесь во времена скифов существовала переправа через Днепр. Потом в этом месте ходил паром. Вначале дощатый паром ходил по канату, затем — по тросу. За один раз паром перевозил до десятка пароконных возов. В начале ХХ века был построен железнодорожный мост названый Кичкаским. Сейчас название переправы вбито в имя поселка.
Это все же лучше чем безликие названия типа Восьмой поселок, Левый берег.

Сам поселок типично заводской. Заводы, придавившие его к Днепру, строили здесь кварталы домов для своих рабочих. Был и частный сектор, уступами спускавшийся вниз к заливу.

Родители работали на одном из этих заводов. В 60-м они получили квартиру в двухэтажном доме построенный «хозспособом».

Одно время основным местом обитания меня - мальчишки семи лет - был двор. Довольно большое и насыщенное пространство. Квартал двухэтажных домов в центре имел большую детскую площадку. Там были песочницы, футбольное поле. Одно время это пространство приобретало черты баскетбольной и волейбольных площадок. Гоняли там в футбол и прочие мальчишеские игры. Типа игры в "маялку". Вспоминается, странное по нынешним временам событие - обязательный привоз машины с песком каждою весну в песочницу детской площадки.

Дорога в школу №75 пролегала мимо весьма привлекательного для мальчишки учреждения - Станции Юных Техников.

Здание на улице Лизы Чайкиной, 65 делилось между вечерней школой рабочей молодежи, занимавшей второй этаж и Станцией юных техников, который принадлежал профсоюзу Запорожсталя.
Заглядывая через окно с улицы в помещение судомодельного кружка, можно увидеть модели кораблей подвешенных на стенах. Внизу на рабочих столах стояли станки: дрель и точило. Как хотелось прикоснуться к ним. Никогда мальчишке в тринадцать лет еще не приходилось работать на таких станках.
В школах, в которых учился – № 33 (учился два года) и № 75 (учился до восьмого класса) таких станков не было.

Все остальное пространство занимали столы, на которых громоздились корпуса неоконченных моделей. В углу обитал шкаф, в который складировались режуще - колющий инструменты, чертежи судов и особо ценные материалы: латунные бруски, медные трубки, кусочки редких пород дерева, листовая медь.

Руководителем кружка судомоделистов был Анатолий Наливайко. Человек столь легендарный, что и через сорок лет его имя на устах: проходят соревнования его имени и каждый год под 8 марта собираются старые моделисты, вспомнить Анатолия.

Он был высоким, худым. Лет за пятьдесят. Тонкие длинные пальцы. Почему-то запомнился сигаретный мундштук, который Анатолий Никитич заряжал очередной сигаретой и нацеливался на выход, покурить. Но иногда это не удавалось ему с первого раза. Задерживали вопросы надоедливого мальчишки, или за кого-то приходилось переделывать работу. Так и с незаженой сигаретой в углу рта он становился к станку или к паяльнику. Прижмуривая глаз от дыма канифоли, работал.

Мой "моделизм" начался дома. Делал модель линкора. Модель была небольшой, не более полуметра. Пилял - строгал деревянный корпус модели в ванной. Потом на своем письменном столе, закрытой какой-то виниловой "шкурой", собирал деталировку модели. Паяльником пропалил и шкуру, и крышку стола. Удивляюсь долготерпению родителей. Им конечно же было не в кайф запахи ацетоновой шпаклевки, горы опилок которые выгребались из ванной. Но по другому не получалось.

Во дворе вообще о таких работах не помышляли. Там были гаражи для немногочисленных владельцев автомобилей. В одном гараже одно время проживала семья дворника. Квартал двухэтажных домов был построен в начале 60-х и в нем не было никаких сарайчиков в которых можно было бы что-либо мастерить. Были правда подвальные сарайчики. Но в те годы их использовали для складирования угля. Пока во второй половине 60-тых не провели газ и не снесли печи.

В младших классах я ходил ходил в кружок рисования в ту же Станцию. Но там были какие-то не интересные занятия. На маленьком постаменте ставили гипсовую пирамидку, или цилиндр, или шар. Мы – малыши начальных классов – сидели полукругом вокруг постамента и делали карандашом наброски. Но что дальше с этим делать, никто из нас не знал. Особых талантов и тяги к рисованию у меня не было. Занятия рисованием быстро наскучили.

И через несколько лет я пришел в судомодельный кружок.

Структура и идеология жизни судомодельного кружка обладала всеми признаками яркого соревновательного процесса.

Мальчишки делали модели судов, кораблей, парусников. Готовые модели летом участвовали в командных соревнованиях на первенство города, области, республики. Соревновались с такими же мальчишками из других клубов города и района.

В этом процессе все зависело от тебя. В позитиве - опыт работы столярных, слесарных работ.
Хотя с большой натяжкой можно было таким образом квалифицировать всю ту работу, которую делает моделист.

Сама модель корабля была призом, значение которого для мальчишки переоценит трудно.
Потом: пару раз в год случались соревнования. Это было яркие событие года. К нему мальчишки готовились целый год.

Я легко вписался в коллектив кружка. В маленькой комнатке кружка было тесно. Работать с длинномерными моделями было трудно. Они занимали много места. Для других места не хватало.

Моей первой моделью был сторожевик. Приводом, вращающем его винты, были резиновые жгуты. Электрические двигатели были слишком дорогим удовольствием. До них надо было дорасти. Только тогда, когда затевалось строительство ходовой модели, и моделист был способным построить такую модель, тогда находился и двигатель.

Двигатели были двух типов: МУ-50 и МУ-30. Питались эти движки от напряжения в 24 вольта. В продаже таких движков не было. Как позднее выяснилось, они в принципе не могли появиться в продаже. Они стояли в системах управления жалюзями в вертолетах. А получали их по линии ДОСААФ. И возможно это делалось благодаря усилиям старших товарищей - руководителя Анатолия Наливайко и его товарищей.

 

© 2017 Судомоделизм